panzer
  • bortnik

О борьбе большевиков с религиозным фундаментализмом в Узбекистане в 20-х гг.

Вопрос весьма актуальный, учитывая, что в связи с активизацией исламизма на Ближнем Востоке вопрос о стратегии и тактике работы в пропитанных религиозностью и экономически отсталых областях становится особо актуальна.

В статье по ссылке обширно цитируется записка о мусульманских духовных кругах Узбекистана М.Д.Бермана от 27.10.1924, чем статья и интересна.

http://ia-centr.ru/archive/public_detailsab4d.html?id=991

P.S. Поисковики иногда подкидывают любопытные штуки совершенно случайно. Полез в поисковик смотреть, как правильно пишется - Улема Джамият или Улема Джамияти. И любопытный документ.

кот

Из истории РСДРП: Ленин-кот, старая крыса Плеханов и околоточный Троцкий

Оригинал взят у red_w1ne в Из истории РСДРП: Ленин-кот, старая крыса Плеханов и околоточный Троцкий
Плеханов вскоре после отъезда Носкова поместил в «Искре» открытое письмо в ЦК под заглавием «Теперь молчание невозможно». В этом письме, ссылаясь на тайную информацию Носкова, Плеханов требует от ЦК лишения полномочий Ленина, обвиняя его во всех смертных грехах. Прочитав это возмутительное письмо, мы, по обычаю, собрались у Ильича, чтобы обсудить, как нам реагировать на него. Решили, чтобы кто-нибудь из нас написал открытое письмо к Плеханову. Сейчас же принялись писать несколько человек. Из всех написанных Ильич одобрил мой проект и проект Вольского (Нилова) – недавно приехавшего из России молодого товарища, который, правда, очень скоро после этого отошел от нас к меньшевикам, а затем и совсем от революционной работы. Мы послали наши письма в «Искру». Мое письмо, как участника съезда и старого, всем меньшевикам известного работника, они должны были напечатать. Письмо Нилова, как полученное якобы от неизвестного человека, напечатано не было. Мое письмо было напечатано вместе с плехановским ответом на него. Ответ был написан генеральским тоном, в котором явно сквозило пренебрежение к рядовому работнику, осмелившемуся задавать вопросы признанному генералу от марксизма.

Ответ Плеханова не рассердил нас. Он показал, что Плеханов окончательно потерял самостоятельную линию, оказался уже вполне на поводу у меньшевиков. Первый ответ, который мы дали ему на его выступление, было коллективное письмо 37 большевиков. В нем прямо указывалось на обывательщину, которая сквозит во всей статье Плеханова. На его угрозу при торжестве ленинской точки зрения в партии уйти из партии авторы письма спрашивают его, кто, собственно говоря, собирается уйти из партии, если тамбовский дворянин Плеханов (так назвал он себя в ответе на мое письмо), то скатертью ему дорога. Жалко будет, если уйдет социал-демократ Плеханов. Редакция это письмо не напечатала, ссылаясь на то, что ей неизвестно, состоят ли подписавшиеся товарищи в партии. И это несмотря на то, что подписавшиеся товарищи заявили, что список их настоящих имен имеется в ЦК партии.

В столовой Лепешинских у кого-то явилась мысль изобразить весь этот инцидент в карикатурах. Мы за обедом все коллективно придумали содержание и текст. Лепешинский мастерски нарисовал карикатуру.

Насколько помню, первая карикатура появилась на статью Мартова «Вперед или назад», в которой он в беззубой злости пытался политически похоронить Ильича, критикуя его брошюру «Шаг вперед, два шага назад». В статье Мартова имелся подзаголовок «Вместо надгробного слова». В ответ мы коллективно придумали, а Лепешинский нарисовал карикатуру «Как мыши кота хоронили». Карикатура вышла очень удачной. Ильич, изображенный котом, Плеханов – старой крысой, все остальные лидеры меньшевиков (Мартов, Аксельрод, Троцкий, Дан, Потресов) в виде мышат поразительно удались Лепешинскому. Все дальнейшие карикатуры напоминали отдельные эпизоды из нашей фракционной борьбы.

В ответ на письмо Плеханова и отказ редакции напечатать письмо 37 большевиков получились две карикатуры. Одна под названием «Житие Георгия Непобедоносца» в шести картинах изображала важнейшие моменты из жизни Георгия Валентиновича Плеханова: как он вместе с Лениным боролся сначала с «экономистами», после – с меньшевиками, как он затем испугался съезда лиги, открыл храм «Искры» для меньшевиков, как он начал вместе с этими меньшевиками гадить в этом храме, наконец, как он вспомнил о том, что он «тамбовский дворянин». Последняя заключительная картина представляла, как Ильич в виде атамана разбойников приказал нам, его сподвижникам, разложить Плеханова и всыпать ему горячих. К сожалению, эта карикатура пока не найдена и нигде не была воспроизведена, хотя довольно широко распространена была в литографированном виде за границей. Вторая карикатура изображала участок: Плеханов в качестве исправника или частного пристава, Мартов в виде канцелярской полицейской крысы, Троцкий в виде молодого, готового на всякие услуги околоточного надзирателя, Дан в виде одетого в штатское сыщика, а мы все, большевики, в виде толпы оборванцев, подающих бумагу в «небюрократическое учреждение», т.е. в редакцию «Искры». Стоящие в шкафу «дела» представляли из себя перечень всех спорных и склочных вопросов, выдвигавшихся против нас меньшевиками.

Конечно, эти карикатуры моментально расходились по всей Женеве и по другим заграничным колониям. Меньшевики были возмущены до глубины души. Плеханов выходил из себя от злости. Его жена как-то решилась прийти к одному из большевиков и заявила ему, что пусть не забывают, что Плеханов действительно дворянин и получил военное образование и что, если выведут его из себя, он может вызвать автора карикатуры на дуэль.

Мы все во главе с Ильичем хохотали самым веселым образом над всей суматохой, которую подняли меньшевики по поводу карикатур. Это оказалось сильным оружием, и на каждую ругательную статью меньшевиков мы отвечали новой карикатурой.

Лядов М. Из жизни партии в 1903-1907 годах (воспоминания). М., 1956. С. 45-47.

panzer

Сталин об австрийском восстании

Относительно боев шутцбунда с Хеймвером в 1934 году в Австрии - кусочки из дневника Георгия Димитрова. Актуально в связи с воспринимаемой современными левыми войной на Донбассе как "борьбы с фашизмом" и соответственными дискуссиями о ценности демократии как таковой.
Важно отметить, что вопрос о парламентской демократии Сталиным ставится как непосредственно увязанный с определенными предпосылками и борьбой коммунистов за власть, а вовсе не как безусловное благо, возможное в любых условиях и безотносительно соотношения классовых сил. Важное я выделил жирным. Также стоит отметить реплику Сталина о количественном соотношении партии и масс - "У нас тоже была маленькая партия, но множество последователей."


1 апреля 1934 г. Разговор со Сталиным (по телефону) о письме австрийским товарищам


Сталин: Вы рассматриваете борьбу, которая идет в Австрии, как восстание. Мы большевики, восстанием считали всегда вооруженную борьбу за власть. Целью в Австрии не являлось взятие власти. Поэтому там происходило вооруженное сопротивление или вооруженная борьба, но не восстание. Называть это восстанием не научно и не по-большевистки. Подумайте над этим вопросом, и если вы согласны с правкой, тогда следует изменить и другие места этого письма, особенно где вы говорите о правилах ведения восстания.


Г. Димитров: В этом письме я основывался позициях Коминтерна по данному вопросу, которые были разработаны еще до моего прибытия.


Сталин: Но эти позиции неправильны.


Г. Димитров: Вы знаете, что сам Отто Бауер называет австрийские события вооруженным восстанием.


Сталин: Да, сейчас Бауер хочет похвалиться, что руководил восстанием. Но данный случай не таков. Мы должны сказать правду и не допустить замешательства.


Г. Димитров: Прошу вас сформулировать основные поправки, и тогда я отредактирую все свое письмо, основываясь на них.


Сталин: Хорошо, я постараюсь на днях сделать это.


Г. Димитров: Было бы хорошо этот вопрос ускорить, так как именно сейчас идет оживленная дискуссия среди рабочих – социал-демократов. И очень важно, чтобы письмо попало к ним в руки как можно скорее.


Сталин: Я постараюсь завтра-послезавтра вам вернуть письмо.


Г. Димитров: Я отредактирую письмо.


7 апреля 1934 г. У Сталина (в Кремле)


– Касательно письма австрийским рабочим:


Следующие замечания:


1. Сделать короче!


2.Не ругать, а спорить, убеждать... Европейские рабочие связаны исторически с парламентской демократией. Необходимо показать, что сейчас буржуазия отказывается от демократии и переходит к фашизму (в той или другой форме), потому что она не может управлять по-другому. Отличие от прошлого в том, что сейчас борьба за парламентскую демократию бессмысленна для рабочих.


3. Вооруженная борьба, а не восстание. Восстание имеем тогда, когда поставлена задача о взятии власти. В Австрии случай не был таким.


4. Не призывать к вступлению в Австрийскую коммунистическую партию. Это воспримется рабочими социал-демократами с предубеждением. Они будут думать, что Димитров в Москве вынужден говорить так. Кроме того, вступать в нелегальную компартию, слишком опасно для них. Они должны воспринять революционный путь. У нас тоже была маленькая партия, но множество последователей.


5. Выводы в письме не доводить до конца. Рабочие – социал-демократы сами должны прийти к этим выводам...


Нельзя говорить с рабочим менторским тоном. Европейскому рабочему необходимо терпеливо и внятно объяснить, почему парламентская демократия уже не имеет значения для рабочего класса. Раньше, в борьбе с феодализмом буржуазии была необходима демократия, чтобы вести за собой рабочие массы, и для такой цели она делала некоторые уступки. Сейчас, после победы над феодализмом она перед собой имеет нового врага – пролетариат. И так как ей нужно преодолеть большие трудности в условиях кризиса капитализма, она не может управлять методами парламентской демократии. Она вступает на путь фашизма. И во всех странах буржуазия перейдет к фашизму. В Англии также, хотя и в другой форме.


Наши люди в Коминтерне переносят все, что было правильно для русских рабочих, на европейских рабочих. Они не понимают, что у нас в сущности не было парламентаризма. Русские рабочие ничего не получили от Думы... Не так обстоят дела в Европе. Если бы наша буржуазия имела еще 30 лет времени, она бы связалась через парламентаризм с массами и нам было бы труднее ее свергнуть.


Не ругать парламентскую демократию, а объяснять рабочим массам эту эволюцию.


Димитров: Я долго думал в тюрьме: почему, если наше учение правильно, в решающий момент миллионы рабочих не идут за нами, а остаются с социал-демократами, которые действовали так предательски, или как в Германии – даже пошли за национал-социалистами.


Сталин: И какое ваше заключение?


Димитров: Думаю, что основная причина кроется в нашей системе пропаганды, в неправильном подходе к европейским рабочим.


Сталин: Нет, это не основная причина. Основой причиной является следствие исторического развития – в исторической связи европейцев с буржуазной демократией. Еще причина в особом положении Европы – у европейских стран не хватает собственного сырья, угля, шерсти и прочего. Они надеются на колониальные страны. Без колоний они не могут существовать. Рабочие знают, что колонии страхуют их от нищеты. И потому они готовы идти со своей собственной буржуазией. Они внутренне не согласны с нашей антиимпериалистической политикой. Именно потому необходимо терпеливо вести разъяснительную работу и найти правильный подход к этим рабочим. Необходима постоянная борьба за каждого рабочего. Мы не можем сразу и легко привлечь миллионы рабочих в Европе.


Миллионные массы имеют стадную психологию. Они действуют только через своих доверенных, через своих вождей. Когда они теряют доверие к своим вождям, тогда они себя чувствуют бессильными и потерянными. Они боятся потерять своих вождей.


И потому рабочие социал-демократы следуют за своими вождями, несмотря на свое недовольство ими. Они покинут этих вождей, когда появятся другие, лучшие. Для этого необходимо время.


Мануильский этого не понимает. Каждый год он предсказывает революцию пролетариата, а ее все нет. Однажды он докладывал о восстании в одном селении, которого так и не нашли...


Перевод с болгарского Райны Капитановой


Георги Димитров. Дневник (9 марта 1933 – 6 апреля 1949). Университетско издательство «Св. Охридски». София, 1997. С. 98-100


Печатается с небольшими сокращениями – ред.

panzer
  • bortnik

Отчет об итогах проверки философского факультета МГУ

http://www.caute.tk/ilyenkov/biog/ck.html
Это 1955 год, "кузница марксистских кадров". Бардак и идейные шатания - следствие предыдущей запущенности идеологической работы.
Вот они, идеологические ласточки хрущевской "оттепели":
"Среди неустойчивой марксистски слабо подготовленной части студентов, аспирантов и преподавателей стало модой критиканство и демагогия. На факультете появилось мнение, что наличие многочисленных разногласий и точек зрения является положительным фактом, свидетельствующим не о застое, а о жизни и творчестве в философской науке."
Ценным в документе является критика взглядов Ильенкова.
"«В своей чистоте и абстрактности законы диалектики могут быть исследованы и вычленены лишь философией, как логические категории, как законы диалектического мышления. Лишь делая своим предметом теоретическое мышление, процесс познания, философия включает в [3] свое рассмотрение и наиболее общие характеристики бытия, а не наоборот, как это часто изображают. Философия и есть наука о научном мышлении, о его законах и формах».
Сведéние предмета философии лишь к гносеологии авторов тезисов привело к отрицанию того, что диалектический материализм является мировоззрением, а исторический материализм – философской наукой.
Объявление предмета философии наукой о чистом мышлении вызвало нигилистическое отношение части студентов к истории русской философии. Уже в 1954 году на факультете возникли споры о том, можно ли считать Ломоносова, а также Белинского, Огарева, Добролюбова и других революционных демократов философами, поскольку они совсем не занимались или мало занимались проблемами теории познания. По существу это является возрождением идей Лосского, Зеньковского и прочих буржуазных историков русской философии, отлучавших Ломоносова, Радищева, Сеченова от русской философии, а также рассматривающих революционеров-демократов только как литературных критиков.
Такое отношение к истории русской философии привело к тому, что некоторые студенты потребовали исключить из учебного плана курс истории русской философии.
Тезисы Коровикова и Ильенкова получили сочувствие и поддержку на кафедре диалектического и исторического материализма гуманитарных факультетов.
В январе 1955 г. на заседании кафедры под председательством проф. Белецкого преподаватель Кочетков выступил с докладом «О структуре курса диалектического материализма», в котором по существу проводилась точка зрения Коровикова и Ильенкова. Кочетков заявил, что «до сих пор везде в печати утверждалось, что диалектический материализм есть наука о мире в целом. С этой точкой зрения я лично категорически не согласен. Философия, если она хочет быть научной философией, не должна претендовать на решение этой задачи». И далее, что «положения, которые формулирует философия, в том виде, как они даются в философии, имеют ценное значение только для мышления и ни для чего другого». Отсюда он делает идеалистический вывод о том, что «положения диалектики не есть законы действительности», что «из положений философии нельзя вывести никаких практических выводов относительно практической деятельности... Неверно [5] утверждение, что из философии наша партия делает какие-то практические выводы».
С поддержкой доклада Кочеткова, ничего не имеющего с марксистским пониманием сущности философии и ее значения для практической деятельности Коммунистической партии, выступили преподаватели Куражковская и Герман."
Следует отметить, что идеалистические по сути взгляды Ильенкова сформировались непосредственно на факультете - будучи поддержанными преподавателями, и не получив должного отпора и критики. Кстати, свои идеи впоследствии Ильенков как "течение гносеологов" впоследствии не называл.
Позиция Ойзермана не удивила - он всю жизнь был ни рыба ни мясо, что в 90-х показал:
"Также было отмечено, как неправильное, поведение профессоров факультета Васецкого, Ойзермана и других, которые присутствовали на партийном собрании и никак не реагировали на антипартийные выступления Могилева, Смирнова, Апресяна, Сохина."
Вообще, документ ярко и выпукло показывает недостатки и откровенный маразм в политработе -
"Некоторые студенты признались, что давно не читают газет."
А это стандартное для нашей унылой современности - в обстановке идейного бардака зарождалось:

Многие студенты, окончившие философский факультет, отказываются от работы в органах народного образования и культурно-просветительных учреждениях. Одна из студенток на комиссии по распределению специалистов заявила: «Не для того мы 5 лет зубрили Гегеля, чтобы ехать на культпросветработу».
Собственно, оргвыводы были сделаны половинчатые - никаких значимых фигур, которые, собственно, и развели бардак, не тронули. Списали стрелочников вроде Ильенкова. 
panzer
  • bortnik

Докладные записки в ЦК ВКП(б) о состоянии идеологической работы в Казахстане (1945 г.)

Вопросы истории. 2002, №5

https://yadi.sk/d/-EJl5FPQe7GVZ

Замечательно показывают бардак в идеологической работе на местах. При том, что республиканский уровень позволял сделать многое для постановки идеологической работы на достаточно высоком уровне, из документа видно, что отсутствие НАУЧНЫХ ОРИЕНТИРОВ у руководителей идеологической работы в Казахстане, их националистическая зашоренность, рабское следование мелкобуржуазной историографии, невнимание к воспитанию местных кадров привели идеологическую работу в состояние плачевное, а в ряде случаев - прямо враждебное марксизму.
НЕКОТОРЫЕ ЦИТАТЫ ИЗ ДОКУМЕНТА:

"Авторы "Истории Казахской ССР", вопреки марксистской методологии, положили в основу истории Казахстана не развитие производительных сил, производственных отношений, классов и классовой борьбы, а борьбу казахов за свою независимость...
В "Истории Казахской ССР" приукрашиваются феодально- патриархальные отношения в Казахстане, не проводится разграничение между подлинными национально- освободительными движениями казахского народа и разбойничьими набегами казахских султанов и феодалов, феодально-реакционные движения султанов Каратая и некоторых других безоговорочно отнесены к подлинным национально-освободительным движениям...
Секретарь ЦК КП(б) Казахстана тов. Абдыкалыков, вопреки историческим фактам, утверждает, "что у нас, т. е. в Казахстане, был другой Едыге, чем у татарского народа"....
В трудах некоторых казахских историков и литераторов игнорируется классовый подход при оценке исторических событий и исторических деятелей. Вопреки историческим фактам отдельные казахские историки пытаются доказать, что например, хан Аблай является подлинно народным ханом."


"Борьбу русского народа с монголами, изгнание их из русских земель Джумалиев объявляет российской колонизацией. Джумалиев утверждает: "Какие бы легенды- песни этого периода мы не взяли, основная идея одна- освободить Казань, вернуть Волгу, защитить народ, землю... Завоевание царем Казани затронуло не только батыров, но и простых людей. Это событие задело честь не только мужчин, но и женщин и девушек... О Волге пели и акыны XIX века. Короче говоря захват Иваном Грозным Поволжья стал незабываемым событием, задевшим честь народа" (с. 4-5).
В учебнике цитируются антирусские тексты из ханско- феодальных эпических произведений: Я проучу тебя, гяур, Если вновь придешь в Казань, Волосатый гяур, Кару мою увидишь ты, Потеряешь ты покой. Не уймусь, пока не окровавлю города твои, Пока не заплачут дети твои (стр. 260)....

...Заслуживает внимания и такой факт. Рукопись Малика Габдуллина 14 "Мои фронтовые друзья", задержанная в верстке зав. сектором печати отдела пропаганды ЦК КП(б) Казахстана т. Колесниковым, написана в антирусском духе. Описывая боевые действия батальона Панфиловской дивизии, автор показывает, что командир этого батальона Момыш Улы 15 (казах) укрепляет боеспособность батальона тем, что привлекает к ответственности нарушителей дисциплины, наказывает трусов, расстреливает предателей. Но все эти трусы, нарушители дисциплины, изменники Родины оказываются русскими. Рукопись Габдуллина дает заведомо извращенное описание роли русского солдата в войне. В рукописи Габдуллина события изображаются таким образом, что под Москвой героически сражались только одни казахи.
Показательно, что после того, как эта рукопись была задержана т. Колесниковым, то т. Абдыкалыков заявил ему: "Вы не самовольничайте и не забывайте, где вы живете и работаете".

ПРИ ЭТОМ:
"Крупные недостатки вскрыты и в работе Казахского издательства. Издательский план в 522 названия (объем 2536 листов) за время с 1 января по 1 августа 1945 года выполнен только на 14%.
Плохо обстоит дело с переводами и изданием произведений классиков марксизма-ленинизма. Отдельные произведения Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина изданы 3-5 лет тому назад, причем изданы на латинском алфавите. В издательском плане 1945 г. предусмотрено издание перевода первого тома собр. соч. Ленина, "Вопросы ленинизма" Сталина, "Краткого курса истории ВКП(б)", биографий Ленина, Сталина. Однако, ход подготовки указанных трудов не обеспечивает их издание в этом году."

Как всегда, все упирается в кадры:
"Большим тормозом в работе Казахского издательства является неукомплектованность издательства квалифицированными кадрами. Из 28 редакторов, предусмотренных штатом, имеется лишь 5 редакторов.
В исключительно запущенном состоянии в Казахстане находится дело подготовки научных кадров в области общественных наук. Считается, что подготовка научных кадров по общественным наукам организована при филиале Академии наук СССР, при Казахском университете и педагогическом институте. Но в настоящее время в аспирантуре указанных учреждений обучается только 27 человек, из них по истории 5 человек, по экономике 3 человека, по казахскому языку 4 человека и т. д. Работа с аспирантами организована совершенно неудовлетворительно. Имеются недопустимые факты нарушения порядка сдачи кандидатского экзамена. У аспирантов часто меняются научные руководители. В результате такого положения мало кто из аспирантов, после трехлетнего пребывания в аспирантуре, защищает кандидатские диссертации. В Алма- Атинском пединституте с 1938 по 1945 гг. обучалось в аспирантуре по различным специальностям 29 человек, из них 22 человека выбыли по разным причинам, а из 7 человек, находящихся в аспирантуре три года, ни один аспирант кандидатской диссертации не защитил. Имеются отдельные случаи, когда аспиранты, находясь в аспирантуре с 1939 года, до сих пор кандидатскую диссертацию не защитили. За 6 лет с 1939 по 1945 гг. в Казахстане по общественным наукам защитили диссертацию только три аспиранта. "


Разумеется, все эти безобразия местные руководители пытались замазать:
"Вместо того, чтобы широко разъяснить партийному активу и интеллигенции принципиальные ошибки, допущенные составителями "Истории Казахской ССР", т. Абдыкалыков пытался смазать и замолчать эти ошибки. На совещании работников отделов пропаганды и агитации обкомов, зав. сектором отдела пропаганды ЦК КП(б) Казахстана т. Оленин выступил с критикой ошибок, допущенных в "Истории Казахской ССР".
Однако тов. Абдыкалыков его остановил и не дал возможности ему говорить. До приезда работников Управления пропаганды ЦК ВКП(б) бюро ЦК КП(б) К не приняло постановления "О подготовке 2-го издания "Истории Казахской ССР". Тов. Абдыкалыков не только затягивал, но по существу срывал принятие ЦК КП(б) Казахстана постановления по этому вопросу.
В процессе составления проекта постановления бюро ЦК КП(б) Казахстана "О подготовке 2-го издания "Истории Казахской ССР" т. Абдыкалыков пытался всячески смазать допущенные ошибки."

Беда в том, что этот Абдыкалыков с поста не был снят за все эти художества, ему, подлецу, удалось вопрос аппаратно "замылить" до 1947 года, а в 1947 уже вопрос о его снятии не ставился. Не стоит, конечно, валить все шишки на одного руководителя или на группу руководителей - очевидно, что они шли по своей идейной безграмотности в хвосте националистической стихии. Не это само по себе плохо. Временами, когда требуется накопить силы, гусей дразнить действительно не стоит. Но их персональная вина в том, что ничего для наращивания сил для преодоления националистической стихии сделано не было - экономическая отсталость окраин изживается обычно быстрей, чем идейная, но на 1945 год не было ни кадров для марксистской пропаганды, ни литературы, ни понимания собственно марксизма. И эта ситуация была типична не только для одного Казахстана - сходные процессы шли и на Украине, и в Прибалтике, и в Закавказье. 
panzer
  • bortnik

О "Лениниане" Шатрова

журнал "Вопросы истории" 2005г., №№ 11-12

https://yadi.sk/d/l4fT7lLDdytJV
https://yadi.sk/d/zDDjEiHYdytK2

Публикация документов различных идеологических ведомств ЦК КПСС показывает механизм и форму реакции идеологического аппарата на мелкобуржуазные фальсификаторские потуги вторческой интеллигенции, которая идеологически подготавливала перестройку. Важно заметить, что наиболее содержательные и творческие, неказенные ответы Шатрову написаны "снизу", но в силу идейного загнивания партии, в которой с хрущевских времен работал принцип невыноса сора из избы, они оказались документами внутренними и в массы не пошли. Тем не менее, следует отметить и идеологическую, и историческую правоту оценки партией освещения Шатровым партийной истории.


Также хотелось бы отметить, что творческая интеллигенция уже в те времена - на рубеже 80-х - шла на откровенную и сознательную (!) фальсификацию истории под лозунгом "я художник, я так вижу".
panzer

А остальную сволочь выкину...

Про кадровую политику в РККА:
С такой арміей, с позволения сказать, воевать нельзя. Смеюсь я здорово над теми, которыя говорят, что можно вести партизанскую войну: посмотрели бы они, как люди жмутся друг к другу, как они боятся идти в разведку и даже в заставу в количестве 50-100 человек, то оставили бы своё фразёрство.

Ведя полуоборонительную, полунаступательную войну я комплектую отряды в боевые части наберу человек 500, а остальную сволочь выкину. А вы всё-таки немедленно шлите отряд 400-500 чел. для резерва а то у меня в резерве находится 20-30 чел. и это ещё больше убивает дух.
http://uncle-ho.livejournal.com/636456.html